Евгений Березняк (Михайлов), руководитель группы Голос под Краковом и радистка Елизавета Вологодская вспоминают

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
«МАЙОР ВИХРЬ»:
РЕАЛЬНЫЕ ИМЕНА И СОБЫТИЯ

Владимир ЛОТА, кандидат исторических наук.



В 1944 году группа разведчиков 1-го Украинского фронта была заброшена в польский город Краков, в котором находился крупный немецкий гарнизон. Действуя в исключительно трудных условиях, разведчики выполнили задание командующего фронтом маршала И.С. Конева и сорвали план немцев по уничтожению древней польской столицы. Этот героический эпизод нашел отражение в истории Великой Отечественной войны, в творчестве писателей и кинорежиссеров. Писатель Владимир ЛОТА в новом исследовании восстанавливает реальные имена разведчиков, их действия в тылу противника и рассказывает о том, как сложились судьбы этих героев после войны.


«Майор Вихрь» Юлиана Семенова

Писатель Юлиан Семенов в начале шестидесятых годов обратился к начальнику Главного разведывательного управления генерал-полковнику П.И. Ивашутину с просьбой дать ему возможность ознакомиться с делом разведывательной группы «Голос». О действиях этой группы в Польше в 1963 году сообщала газета «Красная звезда». В том же, 1963 году правительство Польской Народной Республики наградило советского военного разведчика Евгения Березняка высшим польским орденом «Виртути Милитари» и Золотым Крестом партизанской славы. Эти сведения заинтересовали Юлиана Семенова. Собирая материал для своего очередного романа, он побывал в Кракове, где встречался с поляками, рассказавшими ему кое-что о действиях сове
тских военных разведчиков, благодаря которым б0ыл спасен древний польский город Краков. Но деталей толком никто не знал. Поэтому, возвратившись в Москву, Семенов и обратился к начальнику ГРУ. Ивашутин пригласил писателя и разрешил ему прочитать дело разведгруппы «Голос».
Через год Юлиан Семенов завершил работу над рукописью. Роман получил название «Майор Вихрь». Рукопись была передана и в Военное издательство Министерства обороны СССР.
В начале апреля 1967 года гранки книги были сданы в набор. В середине июня того же года книга была подписана к печати. Через некоторое время роман Юлиана Семенова появился на прилавках московских книжных магазинов. Автор, как говорилось в сообщении Военного издательства, воскресил «одну из неизвестных страниц героизма советских военных разведчиков, действовавших в тылу врага в конце Великой Отечественной войны. В орбиту действия втянута и группа советских разведчиков, работавших в Кракове…»
Сюжет романа был действительно захватывающим, подлинность исторических прототипов не вызывала сомнения, сложность задач, которые решали разведчики, и условия, в которых они действовали, были правдоподобными. Все это делало роман остросюжетным, динамичным и достоверным. Книга стала одной из самых популярных и среди военных разведчиков, и среди ветеранов войны, и среди молодых читателей не только в Москве, но и по всей стране.
Работа Юлиана Семенова в ГРУ с документами военной разведки завершилась успешно. По мотивам романа в 1967 году был снят одноименный кинофильм. Киноартист Вадим Бероев великолепно сыграл роль главного героя - разведчика Андрея Федоровича Бурлакова. Кинофильм с большим интересом смотрели и стар и млад...
С тех уже, можно сказать, давних пор прошло около сорока лет. При работе над книгой «Информаторы Верховного Главнокомандующего» мне неожиданно посчастливилось увидеть те же секретные материалы военной разведки, которые изучал Юлиан Семенов. О том, что это было на самом деле, говорила запись, сделанная рукой писателя в одном из документов: «25.II.65. Ознакомился. Писатель Ю. Семенов». Читая эти документы, Ю. Семенов нашел основные детали для создания образа смелого и находчивого советского военного разведчика майора Вихря, его заместителя по разведывательной работе Коли и радиста-шифровальщика Анны.
Через два года эти документы изучал и резидент «Голоса» - Евгений Степанович Березняк, который в 1971 году написал книгу «Я - «Голос».
О деятельности разведывательной группы «Голос» после этого были написаны десятки статей, снято несколько художественных и документальных фильмов. В международном издании для библиотек «Солдаты ХХ века» среди 200 выдающихся фронтовиков названо имя и Е. Березняка.
Среди публикаций о деятельности разведгруппы «Голос» есть художественные произведения, есть материалы, близкие к реальным фактам, есть и мифы. В мифах некоторые авторы пытаются приписать участие в деятельности группы «Голос» лицам, которые никогда в этой разведывательной группе не состояли, хотя, вполне вероятно, были на территории Польши, оккупированной в годы Великой Отечественной войны. Все это заставило меня написать документальный очерк о Е.С. Березняке и его боевых товарищах, об их деятельности в тылу противника и их жизни после окончания войны.

Начальник ГРУ докладывает маршалу Малиновскому

16 апреля 1965 года генерал-полковник направил министру обороны докладную записку. В ней говорилось: «19 августа 1944 года по заданию разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта была выброшена в тыл противника в район г. Краков (Польша) и активно действовала по 23 января 1945 года разведывательная группа «Голос» в составе командира группы рядового (ныне капитана запаса) Березняка Евгения Степановича, помощника командира группы лейтенанта (ныне капитана запаса) Шаповалова Алексея Трофимовича и радистки младшего сержанта Жуковой Аси Федоровны (ныне старший лейтенант медицинской службы Церетели А.Ф.).
Справка. Березняк Евгений Степанович родился 25 февраля 1914 г., украинец, член КПСС с 1939 года. В 1938 г. окончил Педагогический институт в г. Осипенко. В 1939 г. награжден медалью «За трудовую доблесть». Работал инспектором и заведующим районного отдела народного образования.
В 1941—1943 гг. по заданию Днепропетровского обкома Компартии Украины работал на временно оккупированной территории. С 26 октября 1943 г. после освобождения Днепропетровска работал до 25 января 1944 г. заведующим сектором информации Днепропетровского обкома Компартии Украины. В январе 1944 г. привлечен военной разведкой для выполнения специального задания в тылу противника…
Прежде чем поручить Березняку выполнение особого задания, военная разведка направила его на обучение в Специальную школу Разведывательного управления Генштаба Красной Армии. Курсант Евгений Березняк учился прилежно. Впрочем, к любому серьезному делу, за которое когда-либо брался этот человек сам или которое ему поручалось, он всегда относился серьезно и стремился добиться максимальных положительных результатов. В разведывательной школе Березняка научили стрелять без промаха из пистолетов и автоматов разных систем, ходить в лесах по азимуту, прыгать с парашютом, выявлять слежку и «отрываться» от агентов контрразведки. Будущий резидент освоил шифровку радиограмм, передачу информации через тайники, изучил германскую армию, организацию ее частей и подразделений, вооружение, знаки отличия рядового и офицерского состава.
По заданию инструктора он по поддельным документам должен был легализоваться в Москве, устроиться на работу на одно из предприятий и добыть сведения, которые имели бы военный характер и представляли интерес для разведки.
Березняк устроился на папиросную фабрику «Дукат», проработал там две недели, узнал, в какие воинские части и в каком количестве отгружали папиросы и табак. Выпускные экзамены Березняк сдал на «отлично». В документах разведшколы сохранились положительные отзывы о результатах учебы Евгения Березняка.
В июле 1944 года Березняк оказался в распоряжении разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта, который находился в городе Проскуров, ныне – Хмельницкий.
Березняк прошел дополнительную специальную подготовку и готовился к выполнению задания в качестве руководителя разведывательной группы в оккупированном Львове, где он работал до войны. Для Березняка было разработано специальное задание, подобраны заместитель командира и радистка.
Группа должна была вскрыть систему обороны противника на подступах к Львову. Весной 1944 года войска 1-го Украинского фронта готовились к разгрому врага на территории Западной Украины. Накануне решительных боев по освобождению летом 1944 года территорий Западной Украины и Белоруссии Ставка Верховного Главнокомандования назначила новым командующим фронтом маршала И.С. Конева.
Новый командующий незамедлительно приступил к изучению возможностей подчиненных ему сил и средств, противостоявшего им противника и опыта операций, проведенных фронтом. С этой целью Конев собрал командующих армиями и членов военных советов на командном пункте 38-й армии, которая находилась в центре полосы фронта. Были заслушаны и обсуждены доклады командующих войсками 13-й армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова и 38-й армии генерал-полковника К.С. Москаленко о проведенных этими армиями последних операциях.
На совещании выступил и И.С. Конев. Он положительно оценил операции фронта, проведенные весной 1944 года, однако сказал, что, по его мнению, в ряде случаев «командиры и штабы опаздывали с принятием решений, разведка, обеспечение флангов и стыков являлись слабым местом…»
После этого совещания офицеры разведывательного отдела штаба фронта внесли в планы разведки противника серьезные коррективы. Было принято решение подготовить и забросить несколько разведывательных групп в глубокий тыл противника с целью заблаговременного вскрытия особенностей построения его обороны. С этой же целью ранее в Краков была заброшена разведывательная группа «Львов». Но она свои задачи не выполнила. Командир группы, оказавшись на территории противника, не смог организовать добывание разведсведений.
В Кракове по заданию разведотдела штаба фронта действовала радистка «Комар», которая занималась сбором сведений о противнике и передавала их в Центр. Но этого было недостаточно. Поэтому группа Березняка была ориентирована на выполнение задания в районе Кракова. Начальник разведотдела фронта генерал-майор И.Г. Ленчик требовал от своих подчиненных организации разведки сил противника, которые бы опережали действия войск фронта.
Летом 1944 года войска Конева успешно завершали Львовско-Сандомирскую операцию. Вспоминая период подготовки войск фронта к этим боевым действиям, И.С. Конев писал: «…немаловажное значение в подготовке операции имела разведка, возглавляемая генералом И.Г. Ленчиком. Внимание разведки сосредоточивалось на вскрытии всех мероприятий противника по устройству и совершенствованию его обороны, а также перегруппировке войск. Разведка велась непрерывно, в том числе и боевая. В результате удавалось вскрыть изменения, которые происходили у противника…»
Благодаря активным и целенаправленным действиям военных разведчиков, которыми руководил генерал-майор И.Г. Ленчик, было своевременно установлено, что противник в течение июня перебросил на другие участки фронта три танковые дивизии. Также удалось выяснить переброску 16-й и 17-й танковых дивизий со станиславского на рава-русское направление…
К исходу 18 июля на львовском направлении сложилась благоприятная для войск маршала Конева обстановка. Разведка вскрыла группировку противника на всю ее глубину. Тем не менее бои за Львов были тяжелыми. Противник ожесточенно сопротивлялся. Однако утром 27 июля город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Разгромленные немецкие войска отходили на запад, на территорию Польши. Создавалась выгодная обстановка для стремительного наступления армий правого крыла фронта к Висле и на Сандомир, а также для развития успеха армиями левого крыла в направлении Дрогобыча и разгрома 1-й танковой армии немцев и 1-й венгерской армии в предгорьях Карпат. В этих условиях разведывательный отдел фронта получил задачу выявить укрепления противника на берегах Вислы и в глубине его обороны в районе Кракова.
Группа разведчиков, командиром которой был назначен Березняк, получила новое задание.
Кроме Березняка, которому в разведотделе был присвоен оперативный псевдоним «Голос», в состав группы входил лейтенант Алексей Шаповалов. Он был назначен заместителем командира разведгруппы. Учитывая богатый опыт действий Шаповалова в тылу противника, его храбрость и мужество при проведении операций ему был присвоен псевдоним «Гроза».
Справка. Шаповалов Алексей Трофимович родился 20 августа 1921 г., украинец. Уроженец села Марто-Ивановка Александровского района Кировоградской области. В Красной Армии с 22 октября 1940 г. Окончил школу младших командиров. В период с 25 июня по 31 августа 1941 г. был политруком взвода связи 138-го отдельного батальона связи 12-го укрепленного района Южного фронта. Во время одного из боев попал в плен. Бежал. Оказался в партизанском отряде им. К.Е. Ворошилова. После освобождения Кировограда от немцев с 19 декабря 1943 г. по 22 января 1944 г. работал секретарем Новокрашевского райкома комсомола. В январе 1944 г. привлечен к сотрудничеству с военной разведкой…
Лейтенант Шаповалов, как и Березняк, весной 1944 года прошел подготовку в агентурном отделении Спецшколы Разведывательного управления Генштаба Красной Армии.
Третьим членом разведывательной группы была ефрейтор Ася Жукова, радистка. Она впервые готовилась к действиям в тылу противника. В разведотделе ей был присвоен редкий по тем временам псевдоним - «Груша».
Справка. Жукова Ася Федоровна родилась 21 декабря 1924 года, украинка, уроженка Днепропетровской области, образование среднее. До войны работала учительницей, проживала на оккупированной немцами территории.
С 20 октября 1943 г. по 4 апреля 1944 г. – курсант школы радистов в г. Горьком. С апреля по июнь 1944 г. находилась в распоряжении разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта.
«Голос» и его товарищи «Гроза» и «Груша» должны были разведать краковский гарнизон противника, установить количество и нумерацию немецких войск, сосредоточенных в районе этого города; вести наблюдение за воинскими перевозками по железным и шоссейным дорогам, проходящим через Краков; установить, какую и в каком количестве боевую технику противник сосредоточивает на западном берегу Вислы. В числе главных задач группы были выявление и установление точного расположения штабов, узлов связи, аэродромов и складов противника в городе Краков и его окрестностях.
Заместитель командира разведгруппы лейтенант Шаповалов должен был добыть сведения о характере обороны противника по рубежу реки Висла в районе древней польской столицы.

Секретный сотрудник Елизавета Вологодская

В докладе начальника ГРУ министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому указывалось, что «…Разведывательный отдел штаба 1-го Украинского фронта передал в состав резидентуры «Голос» самостоятельно действовавшую в районе Кракова радистку младшего сержанта (ныне сержант запаса) Вологодскую Елизавету Яковлевну, оставшуюся от выброшенной 27 апреля 1944 года в тыл противника разведывательной группы «Львов», руководитель которой совершил предательство и был убит польскими партизанами…»
Разведывательный отдел штаба 1-го Украинского фронта, несмотря на ограниченное количество в его составе офицеров-разведчиков, смог направить в тыл противника несколько разведывательных и разведывательно-диверсионных групп. В ходе подготовки к Висло-Одерской операции агенты и разведчики 1-го Украинского фронта вскрыли районы расположения штабов группы армий «А», оборонительные рубежи на ченстоховском, кельце-бреславском и краковском направлениях. Эти сведения добывала и секретный сотрудник Лиза Вологодская.
Справка. Вологодская Елизавета Яковлевна родилась 7 ноября 1922 года в Киргизской ССР в городе Кара-Кол, русская, беспартийная. Окончила в 1941 году алма-атинский коммунально-строительный техникум. С ноября 1941 г. по июнь 1943 г. проходила службу в Особом женском запасном строевом полку. В июле 1943 г. отобрана сотрудником ГРУ подполковником Коноваловым для работы в военной разведке. Окончила школу радиотелеграфистов. 15 апреля 1944 г. прибыла в распоряжение разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта. Заброшена в составе разведывательной группы «Львов» на территорию Польши. Легализовалась в г. Краков. Псевдоним «Комар».
Сержант Елизавета Вологодская отличалась от многих девушек-радисток, с которыми она обучалась. Хорошая техническая подготовка, полученная в годы учебы в алма-атинском техникуме, позволяла ей без особого труда осваивать программы подготовки. Радиодело тоже давалось ей легко. Лиза обладала хорошо развитым музыкальным слухом, любила петь, умела танцевать. Она свободно чувствовала себя в любой компании, быстро устанавливала контакты с незнакомыми ей людьми, очаровывала мужчин и могла добиваться выполнения своих желаний. Эти качества были замечены преподавателями в школе радиотелеграфистов и отмечены в ее выпускной аттестации. Поэтому Вологодскую направили для обучения и в Спецшколу Разведывательного управления Красной Армии. С 2 марта по 15 апреля 1944 г. она получила более широкое представление о разведывательной работе и могла выполнять обязанности не только радиста, но и заниматься сбором и обработкой разведывательных сведений.

Роковая ошибка пилота

Выброс разведгруппы «Голос» в тыл противника был проведен в ночь с 18 на 19 августа 1944 года.
Летчики, возвратившись на фронтовой аэродром, рапортом доложили, что выбросили десант в указанном квадрате, парашюты десантников раскрылись. Все было так, за исключением того, что квадрат был все-таки не тот.
Березняк приземлился в 7-8 километрах северо-восточнее польского города Сосновцы. Попытки найти членов разведгруппы ни к чему не привели. Закопав парашют, разведчик сориентировался и направился на юго-восток, в сторону Кракова, где он должен был найти радистку «Комар», которая уже работала в Кракове несколько месяцев.
Лесом разведчик прошел километров десять. Спрятав в ельнике все свои вещи, передохнул. На рассвете зашел в небольшое польское село. У одного из местных жителей узнал, что село называется Псары и оно находится километрах в ста северо-восточнее Кракова.
«Голос» возвратился в лес, забрал свои вещи и двинулся к городу Олькуш. Прошел еще 10—12 километров. Возле села Войковец-Костельный в лесу решил передохнуть. Устроился в ельнике. Усталость давала себя знать. Сжав в кармане брюк рукоятку револьвера, закрыл глаза. В голове метались беспокойные мысли: «Где «Груша»? Где «Гроза»?» Прикинув, что прыгали разведчики с высоты не менее двух тысяч метров, Березняк пришел к выводу, что это была еще одна ошибка летчиков. Сильные порывы ветра разбросали членов разведгруппы на значительное расстояние. Поэтому они и не смогли сразу после приземления найти друг друга.
Березняк понял, что если они не встретятся, то замысел Центра по внедрению разведчиков в Краков может оказаться под угрозой срыва. Такое начало операции «Голос» могло сорвать замысел командующего 1-м Украинским фронтом.
Обдумывая все, что произошло, и пытаясь предугадать, что еще может произойти, Березняк не терял самообладания. Он верил в успех операции и готов был сделать все, чтобы выполнить задание начальника разведывательного отдела штаба фронта генерал-майора Ленчика.
У Березняка был еще один вариант, который должен был помочь ему. Если не удастся встретить ни Шаповалова, ни радистку Жукову, он должен был найти радистку младшего сержанта Елизавету Вологодскую (псевдоним «Комар»), которая уже действовала в Кракове. В Центре ему сообщили условия встречи с этой разведчицей, он хорошо запомнил место встречи, пароль и отзыв, а также во что он должен быть одет. Темно-синий костюм лежал в его рюкзаке. Опознавательные признаки – там же.
«Комара» он найдет. Она обеспечит связь с Центром, сведения о противнике он добудет сам. Главное – благополучно добраться до Кракова и найти радистку. Эти мысли немного успокоили разведчика, и он решил отдохнуть, чтобы набраться сил для длительного перехода. После короткого отдыха разведчик решил двигаться по направлению к Кракову. Он был уверен, что точно так же поступят «Гроза» и «Груша». Он все еще надеялся встретить их…
Березняк закрыл глаза. Думал расслабиться на пару минут. Получилось больше. Усталость взяла свое. Открыть глаза его заставил сильный удар в бок. Он сразу же понял, что попал в беду: на него смотрели черные зрачки стволов трех автоматов…

«Комар» встречает друзей

Радистка Лиза Вологодская по рекомендации польских партизан обосновалась в доме поляка Михаила Врубеля. В семье Врубелей было две дочери Розалия и Стефания, которые, как и их отец, оказывали помощь девушке из Москвы. Так Врубели между собой шепотом называли эту незнакомку, приют которой они дали по просьбе командира партизанского отряда Герольда Возница.
Вологодская поддерживала радиосвязь с разведывательным отделом фронта и стремилась выполнять его задания. Первое время возможности ее были ограничены. Предательство резидента «Львова» лишило ее свободы передвижения. Самостоятельно собирать сведения о противнике Вологодская не могла. Появление ее в Кракове неизбежно привлекло бы внимание жандармов или гестаповцев. «Комар» должна была находиться в укрытии. Поляки обещали подготовить для нее новые документы. Но это требовало времени.
На помощь советской разведчице пришли поляки Юзеф Францишкович Заенц и его жена Валерия Яновна. Юзеф имел богатый жизненный опыт и понимал, какой опасности подвергал себя и свою жену. Но выбор свой он сделал давно и сознательно шел на риск.
В радиограммах Вологодской Юзеф Францишкович упоминается под псевдонимом «Заяц». Упоминается много раз и, как правило, в одной и той же формулировке: «Заяц» сообщил…»
Заенц сообщал много. Сведения его высоко оценивались в штабе фронта.
Юзеф Заенц был неутомимым, осторожным и наблюдательным помощником Елизаветы Вологодской. Он родился в 1905 году в населенном пункте Рейчи Живицкого уезда Краковского воеводства. Рабочий-горняк, Заенц принимал участие в польском рабочем революционном движении, был членом компартии Польши, затем стал активным членом Польской рабочей партии. В 1939 году Заенц был мобилизован в польскую армию. В боях под Львовом перешел на сторону Красной Армии.
Заенц не хотел воевать против русских. Он знал, что в России рабочим жилось значительно лучше, чем в Польше.
В 1941 году накануне нападения фашистской Германии на СССР Юзеф Заенц возвратился в Краков. Видимо, он был на примете у советской военной разведки. Об этом говорит такой факт. В 1941–1942 годах он оказывал помощь в легализации в Кракове советскому разведчику Л.М. Четырко и по его указанию собирал разведывательные сведения.
В 1943 году Заенц организовал побег группы советских военнопленных из краковского концлагеря. Спасенные советские солдаты, бежавшие из плена, ушли в партизанский отряд и сражались вместе с поляками против оккупантов.
Всех этих деталей биографии Юзефа Заенца радистка «Комар», естественно, не знала. Не ведала она и о том, что Заенц был командиром Х округа Армии Людовой. Впрочем, об этом в те годы не знала и жена Юзефа, которую звали Валерия Яновна. Активная и волевая женщина, она помогала Вологодской решать многие вопросы.
Центр сообщил Вологодской, что скоро к ней прибудут друзья с Большой земли, которым она должна оказать помощь. Все указания о последующей работе Вологодской должен был сообщить разведчик «Голос», с которым она должна была встретиться на западной окраине села Чулув в 22.00. С этой целью «Комар» должна была ежедневно начиная с 20 августа выходить на место встречи.
20 августа на встречу никто не прибыл. Так продолжалось несколько дней. Только на пятые сутки Вологодская встретилась с Асей Жуковой. Разведчица устроила Жукову на конспиративную квартиру, подобрать которую помогли поляки.
26 августа 1944 года Вологодская встретилась с Евгением Березняком. Гость из-за Вислы прибыл на встречу не в темно-синем костюме, о котором сообщал Центр. Однако он правильно назвал пароль и предъявил главный опознавательный признак – розовый носовой платок. О том, где он потерял свой темно-синий костюм, Березняк, который называл себя Винцентием Казимировичем Патковским, Елизавете Вологодской не сообщил. Об этом она узнала уже после выполнения разведывательного задания, когда возвратилась к своим и попала в следственный изолятор военной контрразведки «Смерш»…
Березняк и Вологодская ждали Алексея Шаповалова. Как выяснилось позже, он приземлился неудачно, подвернул ногу, вынужден был скрываться в лесу, передвигался только по ночам. Несмотря на трудности, Шаповалов все-таки смог добраться до Кракова.

Где «Голос» «потерял» темно-синий костюм?

Задержанного в лесу Винцентия Патковского, как он сам назвался, жандармы доставили в село Войковец-Костельский. В их руки попал и весь багаж, который принадлежал Патковскому. В портфеле, который был польского производства, жандармы обнаружили много интересных вещей, которые говорили о том, что в их руках оказался советский разведчик. Доллары, немецкие марки, польские злотые, пистолет, питание для радиостанции и в том числе темно-синий костюм.
Патковского (а это был разведчик Березняк) бросили в холодный темный погреб.
20 августа арестованного никто не беспокоил. Ему дали кусок хлеба и кружку воды: на завтрак, обед и ужин. У Березняка было более двадцати часов, чтобы оценить обстановку, в которой он неожиданно оказался, и попытаться найти выход из безвыходного положения. На первый взгляд выхода не было. Вещи и деньги, которые оказались в руках жандармов, позволяли сделать только один вывод: арестованный – разведчик, который прибыл с восточного берега Вислы.
В годы войны с захваченными разведчиками поступали сурово. Если они не соглашались на сотрудничество с германской контрразведкой, их либо расстреливали, либо вешали. Березняк об этом знал, но он не хотел умирать. Ему было немногим более тридцати лет, и он очень хотел жить. Возможно, находясь в погребе, Березняк вспомнил освобожденный от фашистов Днепропетровск, где он работал заведующим сектором областного комитета Компартии Украины. Дел в разрушенном городе было предостаточно. Никто не заставлял Березняка менять свое нелегкое, но вполне безопасное место работы на службу в военной разведке, которая предложила ему отправиться в тыл противника для выполнения специального задания. Но, видимо, таков был в молодости Евгений Степанович Березняк, который стал секретным сотрудником военной разведки «Голос», заброшенным во главе группы разведчиков в Польшу.
Для того чтобы вырваться из создавшейся ситуации, Березняку необходимо было придумать нестандартное решение труднейшей задачи, которую ему подбросила жизнь. Разведчик лихорадочно искал этот выход, сидя в сыром погребе со связанными руками и ногами…
21 августа был проведен первый допрос. Арестованный сообщил начальнику жандармерии, что он был выброшен с самолета в районе населенного пункта Псары. Цель его появления в Польше – встретиться с советским разведчиком, который действует в Кракове, передать ему деньги и питание для радиостанции.
По данным, которые сообщил арестованный Патковский, он должен выйти на встречу с разведчиком с 26 по 28 августа в Кракове у входа на рынок «Танденте». Время встречи – с 14 до 18 часов по местному времени.
Легенда появления на рынке – продажа ручных часов, которые продавец должен был держать в правой руке. Из левого кармана темно-синего пиджака продавца неизвестный разведчик должен был увидеть розовый платок. Краковский незнакомец, покупая часы, обязан был спросить: «Когда вы выехали из Киева?» Ответ: «В среду». Передав деньги и питание для рации, Патковский должен был получить пакет с секретными документами, которые затем предстояло доставить за линию фронта во Львов.
Комендант жандармерии внимательно выслушал арестованного. Все казалось вполне правдоподобным. Жандарм сам хотел захватить краковского разведчика, что принесло бы ему повышение по службе и, возможно, орден. Но он не мог этого сделать. Арестованного следовало передать в военную контрразведку.
На следующий день Патковского под усиленной охраной доставили в Краков и передали в гестапо. Краковское управление государственной тайной полиции занимало мрачное четырехэтажное здание на улице Поморской, 2. Камеры смертников – в подвальных помещениях. Сидя в одной из них, Евгений Березняк прочитал надпись на латыни, сделанную кем-то из узников: «Дум Спиро Сперо», что по-русски означает: «Пока дышу – надеюсь, живу, борюсь».
Новым узником гестапо заинтересовалась немецкая военная разведка, краковским управлением которой руководил подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305.
Христианзен и его подчиненные не так давно обосновались в Кракове. Всего месяц тому назад они в спешном порядке вынуждены были покинуть насиженное место во Львове. Причиной тому был натиск войск 1-го Украинского фронта. Впрочем, Львов был не первым местом дислокации абверкоманды-305. Эта группа военной разведки была сформирована осенью 1942 года в польском местечке Сулеювек и придана армейской группировке «Дон», затем в феврале 1942 года включалась в состав группы армий «Зюйд», позже – «Северная Украина».
Абверкоманда-305, в состав которой входили 314-, 324-, 327-я и 328-я группы военной разведки и контрразведки, с февраля по июнь 1944 года действовала во Львове. В июле обосновалась в Кракове. Захват советского разведчика, заброшенного в район Кракова, был первым крупным успехом Христианзена на новом месте.
23 августа Христианзен провел первый допрос захваченного русского агента. Подполковник проверял и перепроверял ответы арестованного. Он вел себя сдержанно, всячески демонстрируя уважение к русскому, попавшему в трудное положение, обещал сохранить ему жизнь, если тот согласится оказать помощь немецкой разведке.
Березняк готов был к такой игре, в которой волк был заведомо сильнее зайца. Свою роль он выучил еще на допросе в жандармерии и в ответах не делал ошибок. Перед ним стояла уже другая задача, которую он сам придумал, но не знал еще, как решить. Для побега нужны были счастливый случай или ошибка контрразведчиков. Возникновение счастливого случая от Березняка не зависело. Он мог произойти, а мог и не произойти. Ошибку же немцы могли допустить в том случае, если Березняк незаметно подтолкнет их на неправильный ход. И этот ход будет тем единственным шансом, который позволит ему вырваться на свободу.
На допросе шла тонкая, но чрезвычайно напряженная война умов. Выиграть в этой дуэли мог только сильнейший. Впрочем, Христианзен ничем не рисковал. Он думал не об арестованном, который мог совершить побег, это, как считал подполковник, было исключено, а о том, как задержать второго советского агента. Начальник абверкоманды-305 решал вторую задачу.
Березняк решал первую задачу – найти выход и вырваться из рук немецкой военной контрразведки.
Ответы Березняка звучали убедительно. Он умело играл роль связника, попавшего в трудную ситуацию и готового любой ценой спасти свою жизнь. После длительного раздумья начальник абверкоманды-305 поверил арестованному русскому агенту. Его привлекла заманчивая возможность захватить еще одного советского разведчика, длительное время действовавшего в Кракове, которого ранее не могли арестовать коллеги Христианзена по службе в абвере.
Христианзен решил провести операцию по захвату неизвестного советского разведчика еще по одной причине. Он не исключал, что операция может закончиться неудачей. Такое могло произойти только в том случае, если советский разведчик не выйдет на встречу. Если это произойдет, то арестованного связника Христианзен отправит в Берлин, где в июле 1944 года было создано новое управление абвера. После неудачного покушения на Гитлера, состоявшегося 20 июля 1944 года, все подразделения абвера перешли в подчинение оперативно сформированного Военного управления Главного управления имперской безопасности рейха (РСХА). Военной разведкой теперь руководили не адмирал Канарис или его преемник полковник Ганзен, а начальник РСХА Э. Кальтенбруннер. Авторитет у нового руководства надо было завоевывать новыми делами, более значимыми для безопасности рейха. Эту цель и ставил перед собой Христианзен, анализируя результаты допроса советского связника.
Березняк сообщил Христианзену, что встреча с резидентом должна произойти в один из дней с 26 по 28 августа. Он умышленно ограничил время, полагая, что такие условия не дадут возможности немцам тщательно готовить операцию по захвату второго разведчика. Время было сжато до предела. О том, что будет через три дня, Березняк не думал. Он надеялся на успех.
26 августа Березняк, одетый в темно-синий костюм, стоял у входа на краковский рынок «Таденте». Он находился в еврейском квартале Кракова Казимеже. На этом рынке можно было купить, продать или поменять все что угодно.
В правой руке Березняк держал часы, которые якобы хотел продать. Справа и слева от него стояли двое крепких мужчин, которые тоже продавали часы. Это были подчиненные подполковника Христианзена.
В первый день выхода на рынок Березняк не собирался делать попытку побега. Он изучал рынок и действия своих охранников, их количество, места расположения и взаимодействия.
Где-то в полдень к Березняку подошел пожилой поляк. Он повертел в руках часы, поинтересовался их стоимостью и спросил, не из России ли продавец.
Березняк заметил, что, когда этот поляк отошел в сторону, к нему подошли двое неизвестных и без шума куда-то увели. Количество контрразведчиков, задействованных в операции, увеличилось вдвое.
27 августа Березняк и его сопровождающие в 15.00 снова были на рынке. Все повторилось, как и в первый день. Березняк был одет в тот же костюм и продавал те же ручные часы. Контрразведчики - тоже. Был субботний день, и на рынке было полно и продавцов, и покупателей.
Часами никто из посетителей рынка не интересовался. Березняк терпеливо ждал. Нервы были напряжены до предела. Контрразведчики –наоборот. Чем больше они стояли на одном и том же месте, тем больше им не нравилась затея подполковника.
Примерно в 18.00 у входа на рынок начали спорить два пьяных поляка. Спор перешел в драку, в которую вмешались жандармы. Они не смогли разнять дерущихся и для острастки сделали несколько выстрелов из автоматов. Автоматные очереди всколыхнули рынок. Продавцы и покупатели рванулись на прилегавшую улицу. В воротах рынка возникла давка. Березняк мгновенно воспользовался ситуацией и скрылся в толпе. Охранявшие его контрразведчики тоже открыли стрельбу из пистолетов, что еще больше усилило шум и беспорядок…
Свой темно-синий пиджак Березняк снял и бросил в первой же подворотню. Контрразведчики искали в толпе человека в темно-синем костюме. Но он уже выглядел иначе…
Березняк добрался до западной окраины Кракова, когда уже стемнело. На одной из улиц он обратился к одинокому старику и попросил его помочь с ночлегом. Получив часы, поляк предоставил новому знакомому комнату в собственной квартире сроком на целую неделю…

«Завербуйте агентов на важных объектах…»

Окончание - http://www.redstar.ru/2006/11/01_11/4_01.htm